3.3.1.1. Эффекты андрогенотерапии при Ж/М-транссексуализме

   Мы наблюдали 450 больных Ж/М-транссексуализмом. У 50 больных было проведено полное гормональное обследование. Все больные получали андрогенотерапию сроком от 1 мес. до 4 лет и были разделены на две группы: 1-я группа - больные, которым не была проведена хирургическая смена пола; 2-я группа - больные с хирургической сменой пола или на различных ее этапах. Необходимо отметить, что 2-я группа была неоднородна и в свою очередь была разделена на две подгруппы: больные, которым проведена односторонняя овариэктомия, и больные с двусторонней овариэктомией.

   Все пациенты получали пролонгированный препарат Сустанон-250, который вводили в дозе 1 мг внутримышечно 1 раз в 2-5 нед.

   Эффект от введения андрогенов начинал проявляться уже через 2-3 нед. после 1-й инъекции препарата: значительно усиливалось либидо, повышалась физическая активность, происходило огрубение голоса, начинало появляться оволосение на верхней губе (рис. 7).
Прекращение менструальной функции происходило в сроки от 1 до б мес. (60 % - после 1-й инъекции, 20 % - после 5-6-й инъекции), хотя при адекватно подобранной дозе менструации должны прекращаться после 1-й инъекции.

   У 8 пациентов через б мес. после начала терапии мы наблюдали гипертрофию клитора до 4-5 см (рис. 8).

   Через год после начала приема андрогенов у всех пациентов с Ж/М-трансексуализмом отмечались хорошие вирилизирующий и маскулинизирующий эффекты: увеличение мышечной массы, рост волос на лице и теле, увеличение размеров ноги (это связано с анаболическим действием андрогенов на мышечную ткань). У ряда пациентов отмечается значительное уменьшение грудных желез, позволяющее в дальнейшем обойтись без мастэктомии. (Рис. 9)

   Было отмечено, что нет различий в дозе получаемого препарата, что отражается в сохранении индивидуального срока введения препарата (все пациенты получают 1 мл, содержащий 1 мг активных веществ в виде эфиров тестостерона) до и после реконструктивной операции, т. е. удаление одного или даже обоих яичников не изменяет чувствительности рецепторов к анд-рогенам, что объясняется тем, что введение андрогенов еще до операции «отключает» функцию яичников.

   У 2 пациентов, которым была произведена двусторонняя овариэктомия, мы наблюдали развитие тяжелого посткастрационного синдрома, трудно поддающегося лечению, который сопровождался слабостью, головной болью, отечностью, снижением настроения, ощущениями жара, озноба и перебоев в работе сердца, колебаниями артериального давления. Необходимо отметить, что у этих пациентов андрогенотерапия не проводилась до операции, а назначение ее после операции, уже
при развитии тяжелых симптомов посткастрационного синдрома, не позволило полностью нормализовать состояние пациентов.

В PDF версии книги нет этого рисунка
Рис. 7. Пациент С., 30 лет. На фоне андрогенотерапии отмечается увеличение мышечной массы, рост
волос на лице, туловище, конечностях, исчезновение жировой ткани в области живота и бедер. Гипертрофия
клитора. Грудные железы удалены (мастэктомия)


В PDF версии книги нет этого рисунка
Рис. 8. Пациент С., 30 лет, гипертрофия клитора до 6 см

В PDF версии книги нет этого рисунка
Рис. 9- Значительное уменьшение грудных желез через год андрогенотерапии в большой дозе.

   В связи с этим мы рекомендуем начинать андрогенотерапию до проведения хирургической реконструктивной операции, включающей овариэктомию, а также проводить удаление только одного яичника во избежание развития тяжелого пост-кастрационного синдрома.

   Отяжеляющим фактором неблагоприятного течения послеоперационного периода является возраст больных. Так, у 2 больных (38 и 42 года) на протяжении 5-6 мес. после гистерэктомии и односторонней овариэктомии, несмотря на проводимое лечение андрогенами (1 инъекция в 3 нед., уровень тестостерона через 3 нед. 12-14 нмоль/л, что соответствует нижней границе нормы для мужчин), мы наблюдали клиническую картину, сходную с посткастрационным синдромом.

   Таким образом, лечение Ж/М-транссексуализма, как гормональное, так и хирургическое, необходимо начинать как можно раньше.

   У 30 больных Ж/М-транссексуализмом, находящихся на андрогенотерапии, мы определяли изменение в крови уровня тестостерона после однократной инъекции 1 мл Сустанона-250 на протяжении 4 нед. В 80 % случаев снижение уровня тестостерона наблюдалось через 3,5 нед., у 3 больных через 14 дней после инъекции

   I мл Сустанона уровень тестостерона был ниже

   II нмоль/л (при норме для мужчин 13-33 нмоль/ л), что сопровождалось слабостью, повышенной утомляемостью, снижением настроения и физической активности. Этим пациентам было рекомендовано введение препарата 1 раз в 2 нед. У 3 больных уровень тестостерона ниже нормальных показателей снизился только к концу 5-й недели, в дальнейшем им было рекомендовано вводить препарат 1 раз в 5 нед. для снижения риска возникновения побочных эффектов, связанных с передозировкой препарата. Наиболее частым побочным эффектом, связанным с передозировкой препарата является угревая сыпь на лице, спине. (Рис. 10).

В PDF версии книги нет этого рисунка
Рис. 10. Угревая сыпь на фоне передозировки «Сустанона-250»

   Таким образом, данное наблюдение показывает необходимость индивидуального подхода к назначению гормонотерапии, которую следует подбирать под контролем уровня тестостерона в плазме крови.

3.3.2. Влияние андрогенотерапии на эритропоэз

   Пациенты с Ж/М-транссексуализмом в рамках лечения основного заболевания получают пожизненную заместительную терапию большими дозами андрогенов. Андрогенотерапия осуществляется с целью приобретения черт (конституциональных, психических), свойственных представителям противоположного пола, а после двусторонней овариэктомии по поводу смены пола предотвращает в т. ч. развитие остеопороза и проявлений посткастрационного синдрома [Lips Р. ее а!., 1996; Van Kesteren Р . е1 а!., 1996; Gоh Н. Н. е[ а!., 1997; Миланов И. О. и др., 1999; Калинченко С. Ю. и др., 2000].

   Большие дозы андрогенов вводятся в виде препаратов тестостерона - Омнадрен-250 и Сустанон-250, содержащих 4 различных эфира тестостерона: пропионат, фенилпропионат, капронат и изокапронат. Входящие в состав препаратов эфиры тестостерона обладают различной скоростью всасывания и выведения, что обеспечивает быстрый и длительный (до 4 нед.) эффект после однократной инъекции: тестостерона пропионат действует в течение 1 сут, действие тестостерона фенилпропио-ната и изокапроната начинается через 24 ч после инъекции и продолжается до 2 нед. Назначают по 1 мл внутримышечно 1 раз в 2-4 нед.

   В первые дни после инъекции Сустанона-250 или Омнадрена-250 происходит повышение тестостерона выше супрафизиологического уровня, что может обусловливать ряд побочных эффектов лечения препаратами тестостерона: повышение гемоглобина, эритроцитов и гематокрита. За счет прямого воздействия на костный мозг и активации синтеза эритропоэтина в почках тестостерон стимулирует эритропоэз.

   Костный мозг взрослого человека вырабатывает около 2,3 млн эритроцитов каждую секунду, или 138 млн каждую минуту. Этот процесс (эритропоэз) регулируется гликопротеиновым гормоном - эритропоэтином (ЭПО), который образуется в почках и циркулирует в крови в концентрации примерно 1/100 большинства других гормонов [Lappin Т., 2003].

   Поступая в костный мозг, ЭПО связывается с эритроидными предшественниками (БОЕ-Э и КОЕ-Э), которые имеют рецепторы для ЭПО (ЭПО-Р) на своей поверхности. Когда ЭПО связывается со своими рецепторами на БОЕ-Э-клетках, они пролиферируют в КОЕ-Э, которые исключительно чувствительны к ЭПО. Проэритробласты пролиферируют и дифференцируются в эритробласты, а последние - в нормобласты и ретикулоциты, которые созревают и, становясь эритроцитами, поступают в циркулирующую кровь [Lappin Т., 2003].

   Главной функцией системы ЭПО/ЭПО-Р является регуляция эритропоэза посредством продукции гормона в почках, поступления его в циркуляцию крови и связывания со специфическими ЭПО-Р на эритроидных предшественниках костного мозга. Результатом этой эндокринной функции ЭПО является образование эритроцитов в соответствии с потребностями организма в кислороде [Павлов А. Д., 2003].

   Действие ЭПО-Р хорошо изучено в эритроидных клетках, и традиционно существовало мнение, что ЭПО действует только на эти клетки. Однако совсем недавно стало ясно, что ЭПО-Р экспрессируется во многих органах и тканях, включая головной мозг, сердце, эндотелий, матку, яичники, яйцеводы и тестикулы [Dame С., Моlineux С. ее а!., 2003]. В частности, предполагается, что ЭПО-Р может быть необходим и для функционирования нейронов [Siren А. L., Fratelli М., Вrines М. е[ а!., 2001]. Хотя исследования в этом направлении только начались, становится все более очевидным, что эритроидные клетки не единственные мишени ЭПО.

   Таким образом, существует, вероятно, три различные системы действия ЭПО:

   эндокринная гормональная система, в которой ЭПО действует как гормон (он вырабатывается в одной ткани и транспортируется в плазме к ткани-мишени);

   паракринная система, где клетки вырабатывают ЭПО, который связывается с рецептором на смежных клетках;

   аутокринная система, в которой сама клетка вырабатывает и использует ЭПО [Павлов А. д., 2003].
   Клинически доказано, что андрогены стимулируют эритропоэз [Linman J.W, 1975], а также активно воздействуют на процессы свертывания крови, усиливая тромбообразование и агрегацию эритроцитов [Бороян Р. г., 1999].

   В ЭНЦ РАМН у 73 пациентов с женским транссексуализмом, получающих ЗГТ Омнадреном-250 и Сустаноном-250 1 раз в 1-3 нед., были исследованы гемодинамические показатели. У 25 пациентов наблюдалось повышение уровней гемоглобина, эритроцитов, гематокрита выше верхней физиологической нормы мужчин и факторов фибринолиза, что ведет к гиперкоагуляции. Средние значения у данных пациентов составили: НЬ 163 г/л, Эр 5,12х1012/л,Н1:48,9%.

   Влияние андрогенотерапии на гемодинамические показатели было показано также при обследовании пациентов с терминальной хронической почечной недостаточностью, сахарным диабетом типа 1, находившихся на программном бикарбо-натном гемодиализе. Для коррекции анемии пациенты получали эритростим в дозе 8000±2000 ед. в неделю, и, учитывая наличие выраженного дефицита тестостерона, им назначали Сустанон-250 в дозе 1,0 мл 1 раз в 2 нед. в течение 3 мес. Через 1,5 мес. на фоне терапии андрогенами удалось снизить дозу эритростима до 2000 ед. в неделю. Коррекция анемии при ЗГТ тестостероном реализуется через стимуляцию синтеза ЭПО, а также действие на андрогенчувствительные ЭПО-Р в красном ростке костного мозга. Также нельзя исключить конверсию тестостерона в эстрогены, которые имеют самостоятельное стимулирующее влияние на красный росток КОСТНОГО мозга [Лепетухин А. Е., Калинченко С. Ю., Кварацхелия М. В., Гончаров Н. П., 2003].

   Таким образом, контроль данных показателей является обязательным во время проведения андрогенотерапии. Большинство авторов рекомендуют снижение дозы препарата при уровне гематокрита 51 % и полную отмену андрогензаместительной терапии при уровне гематокрита выше 54 % [Drinka Р. J., Jосhеn А. I., Сuisineir М. е1 а!., 1995]. Мы надеемся, что с появлением новых безпиковых андрогенных препаратов этот побочный эффект будет невилирован.

З.З.З. Андрогенотерапия и инсулинорезистентность

   Инсулинорезистентность (ИР) - это снижение действия инсулина в тканях и органах. При ИР снижается биологический ответ на физиологическую концентрацию инсулина [Мillег D., Flier J., 1991]. В ряде случаев, при создании определенных условий, инсулин теряет способность к проявлению своего влияния под воздействием различных факторов, таких как снижение физической активности, ожирение, инфекции, травмы, стресс, злоупотребление алкоголем, снижение кровоснабжения мышц, повышение уровня контринсулярных гормонов и других внутренних и внешних факторов.

   Предрасположенность к ИР - это исторически сложившийся механизм адаптации организма человека к изменению внешних условий для поддержания энергетического баланса и нормального функционирования всех органов и систем. Для объяснения этой генетической предрасположенности к ИР J. Nееl в 1962 г. выдвинул теорию «бережливого генотипа». Согласно этой теории, организм человека во времена благополучия и достатка в питании накапливал жиры и углеводы, а в периоды дефицита пищи сохранял нормогликемию и более экономно расходовал энергию за счет снижения уровня утилизации глюкозы в мышечной ткани, усиления глюконеогенеза и липогенеза. Таким образом, ИР способствовала выживанию человека в периоды голода. ИР в течение определенного времени поддерживает организм в состоянии между здоровьем и болезнью. Гален называл это «третьим» состоянием организма. Однако в настоящее время в условиях гиподинамии и хронического переедания жиров, при наличии других неблагоприятных факторов этот механизм становится патологическим и приводит к развитию сахарного диабета типа 2, артериальной гипертензии, атеросклероза [Himsworth Н., 1936; Wаггаm J а!., 1990; Rеаvеm G., 1988].

   ИР развивается в результате дефекта рецепторов к инсулину, нарушения транспорта глюкозы в клетку на пострецепторном уровне и изменения внутриклеточного метаболизма глюкозы. Эти изменения могут быть вызваны нарушением активности фермента тирозинкиназы, действием молекул - транспортеров глюкозы, реакций фосфорилирования и дефосфорилирования, ферментов, участвующих в гликогенном и липидном синтезе.

   ИР развивается в скелетной мускулатуре, жировой ткани и печени. Причем снижение чувствительности к инсулину неодинаково в различных тканях. При снижении чувствительности к инсулину в клетках печени и поджелудочной железы значительно повышается его уровень в крови, в то время как ИР в мышечной ткани вызывает значительно меньший подъем уровня инсулина. Однако при СПКЯ чувствительность к инсулину в андрогенпродуцирующих структурах яичников и надпочечников при этом не меняется, а выработка мужских половых гормонов в ответ на гиперинсулинизм возрастает, что усугубляет клинику гиперандрогении [Чазова И. Е., Мычка В. Б., 2003].

   Снижение чувствительности периферических тканей к инсулину в среднем на 50 % обнаруживается при СПКЯ как минимум в 2-3 раза чаще, чем в общей популяции.

   В Консенсусе 2003 г. впервые заявлена как патофизиологическая, так и клиническая роль ИР при СПКЯ. СПКЯ охарактеризован как синдром овариальной дисфункции (нерегулярные менструации, стойкая ановуляция, бесплодие), к специфическим проявлениям которой относится не только гиперандрогения, но и поликистозная морфология яичников [В1ооmgarden Z. Т., 2004].

   В медицине длительно существовало мнение, что гиперандрогения ведет к развитию гиперинсулинемии, основанное на частом выявлении ИР у пациенток с СПКЯ. Однако большинство фактов свидетельствует в пользу того, что именно ги-перинсулинемия приводит к гиперандрогении у женщин с СПКЯ. Было показано, что ИР сохраняется у пациенток с СПКЯ, подвергшихся субтотальному или тотальному удалению яичников. Более того, у женщин, длительно применявших агонисты ГнРГ на фоне выраженной супрессии уровня андрогенов [Nestler J. ее а!., 1994], достаточно часто отмечается ИР. Назначение диазоксида - препарата, подавляющего выделение инсулина поджелудочной железой, - вызывает снижение уровня тестостерона и повышение уровня СССГ у пациенток с СПКЯ, ожирением и гиперинсулинемией [Nestler J 1994]. Внутривенное введение инсулина женщинам с СПКЯ приводило к повышению уровня циркулирующих андростендиона и тестостерона. Мероприятия, направленные на повышение чувствительности к инсулину (снижение массы тела, голодание и низкокалорийная диета), сопровождались понижением уровня андрогенов [Ваrbieri R. I., 1990].

   Одни авторы приводили аргументы в пользу первичности гиперандрогении, которая разными способами может влиять на передачу инсулинового сигнала на рецептор клеточной мембраны в инсулинзависимых тканях или искажать его эффекты на пострецепторном уровне, в клетке. Другими исследователями были получены не менее убедительные данные о первичной роли ИР в стероидсинтезирующих клетках, которая через механизм гиперинсулинизма и путем локального повышения продукции инсулиноподобных ростовых факторов усиливает чувствительность надпочечников к адренокортикотропному гормону, а гонад - к ЛГ, запуская тем самым гиперпродукцию андрогенов. Но сегодня более убедительной кажется точка зрения, согласно которой ни один из участников ансамбля «синдром гиперандрогении и инсулинорезистентности + гиперинсулинемия» («СГА и ИР + ГИ») не играет первую скрипку; они способны взаимно отяжелять течение конкурентной патологии, но не обусловливают возникновение и развитие друг друга.

Go to top