Новейшим этапом в развитии этой бурно прогрессирующей научной концепции стало получение серии доказательств, связывающих два параллельно текущих патологических процесса в единый патогенетический узел манифестации «СГА и ИР + ГИ» при СПКЯ. Речь идет о том, что в структуру цитохрома Р450с17альфа (надпочечников и половых желез) и состав инсулинового рецептора (его B-субъединицы) входит аминокислота серии, избыточное фосфорилирование которого серинт-реонинкиназой (цАМФ-зависимая протеинкиназа С) вызывает два параллельных процесса: 1\ повышение активности стероидогенного цитохрома, запускающего манифестацию адренало-овариальной гиперандрогении и каскад последующих репродуктивных аномалий; 2\ снижение чувствительности инсулинового рецептора, приводящее к формированию ИР + ГИ и широкому спектру эндокрино-дисметаболических осложнений [Шилин д. Е., 2004].

К факторам повышения риска синдрома ИР относятся:

  • диагностированные кардиоваскулярные заболевания, артериальная гипертензия, СПКЯ, неалкогольный жировой гепатоз или черный акантоз;

  • отягощенная семейная наследственность по сахарному диабету типа 2, артериальной гипертензии или кардиоваскулярным заболеваниям;

  • отягощенный анамнез по гестационному диабету или патологии углеводного обмена;

  • «неевропейская» раса;

  • сидячий образ жизни;

  • индекс массы тела > 25 кг/м2 или окружность живота > 94 см для мужчин, > 80,5 см для женщин;

  • возраст > 40 лет.

   Следует отметить, что на состоявшемся Всемирном конгрессе по инсулинорезистентности (21-22 ноября 2003г.; Лос-Анджелес, США) были рассмотрены рекомендации Американской ассоциации клинических эндокринологов [ В1ооmgarden Z.Т. 2004. ], согласно которым инсулинорезистентность при СПКЯ может быть установлена вне зависимости от других факторов клинико-анамнестического риска и без проведения гормонального анализа по наличию хотя бы 2 из 4 следующих суррогатных признаков:

  • триглицериды > 150 мг/дл;

  • снижение уровня холестерина липопротеидов высокой плотности

  • артериальное давление >130/85 мм рт. ст.;

  • гликемия (натощак 110-125 мг/дл, через 120 мин после нагрузки глюкозой 140-200 мг/дл).

   Для оценки влияния андрогенов на ИР мы обследовали 30 пациентов с Ж/М-транссексуализмом, находящихся на длительной терапии андрогенами - Омнадреном-250 и Сустаноном-250 1 раз в 1-3 нед. Были исследованы показатели углеводного, липидного обмена и состояние секреции инсулина.

   У всех обследованных пациентов не было выявлено нарушений углеводного обмена - уровни глюкозы и иммунореактивного инсулина (и=9) находились в пределах нормальных значений. На фоне проводимой андрогенотерапии у 27 из 30 обследованных пациентов показатели общего холестерина и ЛНП составили 5,4 [5,3;5,8] (Н) и 3,7 [3,б;3,9] (К) ммоль/л соответственно и превышали пределы нормальных значений, в то же время уровни ЛВП и триглицеридов составили 1,30 [0,99;1,47] (Ы) и 1,3 [0,8;1,5] (М) ммоль/л, что выше нормальных значений (табл. 18). Однако при проведении статистического анализа данные повышения были статистически не достоверны, в связи с чем, полученные данные не могут свидетельствовать о гиперлипидемическом действии андрогенотерапии. У всех 30 пациентов показатели АД были в пределах 120/70 мм.

Таблица 18.
Результаты обследования пациентов на
проводимой андрогенотерапии
Показатель Значения Норма
Тестостерон
ИРИ
Глюкоза
19,3 (18,1; 27,5)
9,7 (4,8; 13,2)
4,8 (4,3; 5,2)
11,0-33,5
2,3-26,4
3,05-6,38

   Таким образом, мы не выявили негативного влияния андрогенов на ИР и углеводный обмен. Более того, для ИР характерно абдоминальное ожирение. У наших пациентов на фоне терапии отмечалось снижение окружности талии с 115±12 до 95±8 см.

   Таким образом, проведенное нами обследование пациентов с Ж/М-транссексуализмом, длительно находящихся на андрогенотерапии, показало отсутствие негативного влияние андрогенов в отношении углеводного обмена и ИР и, более того, позитивное действие андрогенов в отношении жировой ткани, у всех пациентов отмечалось уменьшение выраженности абдоминального ожирения.

3.4. Влияние половых стероидов на состояние костной системы

   Остеопороз - мультифакториальное заболевание, характеризующееся прогрессирующим снижением костной массы в единице объема кости по отношению к нормальному показателю у лиц соответствующего пола и возраста.

   Дефицит половых стероидов (как эстрогенов, так и андрогенов) является одной из причин, ведущих к развитию остеопороза.

   Влияние эстрогенов на скелет человека прослеживается на органном, тканевом и клеточном уровне. На органном уровне эстрогены способствуют поддержанию скелетной массы, на тканевом уровне - поддерживают баланс между формированием костной ткани и ее резорбцией [Маnolagas S. С, 2000], на клеточном уровне - влияют на образование, продолжительность жизни и функциональную активность как остеобластов, так и остеокластов. В конце 1980-х годов рецепторы к эстрогенам были найдены на остеобластах у человека и крыс [Еriksen Е. F., Со1vard D.S, Вегg N. J. еt аl., 1988], а в 1991-1992 гг. - на остеокластах цыпленка и человека [Оursler M.J., Реderson L., Fitzpatrick L. еt аl., 1992], что свидетельствует о прямом воздействии половых гормонов на костные клетки.
   Эстрогены ингибируют формирование и активность остеокластов, а увеличивая апоптоз, уменьшают и продолжительность их жизни [Нughes D. Е. еt аl., 1996]. Многие исследования подтверждают позитивное влияние эстрогенов на образование, дифференцировку, пролиферацию и функциональную активность остеобластов [Сhow J. еt аl., 1992; Маjeskа R.J. еt аl., 1994; Qu Q. еt аl., 1998]. Недавно проведенные работы [Маnolagas S.C, 2000; Gohel А. еt аl., 1999] также подтвердили способность эстрогенов предотвращать апоптоз остеобластов, вызванный большими дозами глюкокортикоидов. Для нормального процесса ремоделирования необходимо наличие эстрогенов. Дефицит эстрогенов влияет на цикл костного ре-моделирования следующим образом. Во-первых, повышается частота активации БМЕ, что ведет к повышенному метаболизму костной ткани. Во-вторых, удлиняется фаза резорбции в результате уменьшения апоптоза остеокластов [.Нughes D. Е ее а!., 1996] и уменьшается фаза формирования из-за повышенного апоптоза остеобластов [Маnolagas S.C., 2000]. В результате вышеперечисленных изменений объем лакуны резорбции повышается настолько, что остеобласты не в состоянии заполнить ее. В губчатой кости увеличение продолжительности жизни остеокластов ведет к увеличению глубины резорбции и перфорации трабекулярной пластины [Раrfitt А. M. 2000;. Раrfitt А. M еt аl., 1983; Еriksen Е. F. еt аl., 1999].

Go to top